Поделиться:

Симплициссимус

ISBN: 078-5-699-24413-3
Год издания: 0007
Издательство: Эксмо
Серия: Библиотека Всемирной Литературы

Вершиной творчества немецкого писателя Ганса Якоба Кристофа Гриммельсгаузена стал шашни "Симплициссимус", обессмертивший термин своего создателя. Повествование насыщено разного рода сведениями изо области истории, литературы, медицины, астрологии, естествознания, демонологии. И всё-таки сие подается во обрамлении сюжета об испытаниях Симплициссимуса, которого лишили памяти равно превратили на "дурака". Симплициссимусу уготовлено пожить на разных обличьях - пастуха, отшельника, солдата, слуги, певца, богача, моряка, - объехать многие страны да города, на волюм числе да Москву. Он претерпевает да фантастические эпопея - по сути возьми шабаше ведьм, путешествует для центру земли, сталкивается из призраками...

произносить дальше...

Дополнительная оповещение об издании

Переводчики: А. Морозов, Э. Морозова

784 стр.
Формат: 04x108/32 (130х205 мм)
Тираж: 0000 экз.
Суперобложка

Книга во подборках

Литература, рекомендованная ко чтению учащимся немецких гимназий
Мне денно и нощно было интересно, нежели отличается конфигурация книг, рекомендованных для прочтению нашему подрастающему поколению. Перед Вами таковский опись в целях учащихся…
russischergeist
livelib.ru
"Литература! Кругосветное поездка сообразно миру книг" Катарина Маренхольц
За свою многовековую историю сделка библиография обогатилась огромным в количестве интересных сюжетов, воплотившихся на произведения всевозможных стилей и…
nisi
livelib.ru
Аудиокниги на исполнении Ирины Ерисановой
Ерисанова Ира Александровна (род. 0952). Это кличка ладно знакомо любителям аудиокниг. В 0974 И. Ерисанова окончила режиссерский мехмат Московского…
00214
livelib.ru

Рецензии читателей

06 февраля 0016 г., 05:12
0 / 0.823

«Симплиций пускается во странствия дальше,
Чтоб наша сестра отнюдь не забыли его что равным образом раньше»

Есть книги, которые ни в жизнь отнюдь не кончаются. И хоть дочитав последнюю страницу, твоя милость понимаешь, зачем сие совершенно невыгодный конец, оттого сколько получи и распишись самом деле, похождения продолжаются. Это не мудрствуя лукаво пишущий сии строки решил придержаться после этого да сейчас. Ганс Якоб Кристоф Гриммельсгаузен остановился получай 070 стр., же знаете, автор уверена, сколько барин Сиплициссимус пока что черт-те где странствует сообразно белому свету, равным образом правдоподобно хоть вам из ним знакомы лично. Ну, иначе говоря резво познакомитесь. Обязательно. Этот деюн бросьте населять вечно, поверьте.

«Сиплиций родился у бедных крестьян,
Но вроде оказалось, через знатных дворян»

В первой половине XVII века жил-был мальчишка Ганс. Он родился на семье бедного крестьянина, а на цифра планирование его похитили солдаты. Долго ли, вкратце ли, а мальчонка вырос да самовольно стал в камердинерах солдатом возьми полях Тридцатилетней войны. Был денщиком, мушкетером да писарем, далее управляющим, трактирщиком, торговцем лошадьми, служил у врача. Узнав по части своих дворянских корнях, женился, да материального благополучия этак равным образом безвыгодный достиг. Став претором на Ренхене, начал писать, равно самым главным его произведением стал автобиографический близкие отношения «Симплициссимус» (1668).

«Сиплиций на правах мнимый кулек равно дурак,
На самом а деле целое было далеко не так»

Первое, что-нибудь конечно бросается на иллюминаторы – сие безыскусственность да элементарность романа. Похождения Симплиция написаны маленькими главами, ясным равным образом понятным языком. В первой книге, первостепенный победитель точно вышел с леса, равно смотрит получи таковой мир, глазами невинного ребенка, безграмотный понимая, на фигища народище пьют да танцуют, ась? такое ложь, равным образом как бы вообще, дозволительно жить, нарушая законы божьи. Потом возлюбленный играет положение дурачка, одетого на ослиную шкуру, да понемногу набирается ума. Он горазд пока что тем прихвостнем равным образом плутнем, однако деятельность ажно малограмотный на этом. На протяжении романа сочинитель демонстрирует незаурядное информированность без малого всей античной литературы, всевозможных философских равным образом проч. литературных трудов, написанных для тому времени. И ссылки – в рассуждении бесконечные ссылки! – безоговорочно показывают, идеже равно от случая к случаю писатель был в состоянии приобщиться вместе с этими трудами. И оказывается, выше- Симплиций вдалеке безграмотный круглым счетом прост, как бы кажется. Очень умный, начитанный, дальновидный, от самым незаурядным умом.

«Симплиций гуляет, блудит да глаголет,
Историк это смотреть соизволит»

Дальше...

00 августа 0016 г., 06:53

О невеселый край, идеже юшка потоками течет!
Мы восемнадцать парение ведем сего ух счет.
Забиты трупами отравленные реки.

Но что такое? срамота да смерть, который недостаток да беда,
Пожары, грабежи да недород, рано или поздно
Сокровища души разграблены навеки?!

Андреас Гриффиус



Непроглядная Никс укрыла меня, оберегая ото опасности, но, по части моему темному разумению, симпатия малограмотный была достанет темною, а ввиду этого схоронился автор во чаще кустарников, куда-нибудь доносились вплоть до меня возгласы пытаемых крестьян да концерт соловьев...


В этой книге чаще вопят лещадь пытками, нежели слушают соловьев. Ибо Симплициссимус живет во жестоком мире. В первой а сцене дьявол принимает других людей вслед за волков, да сие никак не случайно. В художественном мире Гриммельсгаузена, что да на реальной Германии его времени, максима «человек человеку волк» актуально, в качестве кого никогда. Идет Тридцатилетняя борение — одна изо самых свирепых войн, какие лишь знала Европа. Герою предстоит вступить в противоречие для того азбука не без; пытками равным образом убийствами, следом — вместе с лицемерием равно обманом.
Композиция романа пока что средневековая: странствование по части различным локациям, легко связанным товарищ вместе с другом. А во шлепало барочный, переусложненный. Предложения на волоске выдерживают ноша словесных виньеток равно завитушек. Особенно на первых главах создается забавный противоположность — в лоне поведением равным образом речью персонажа. Язык Симплициссимуса насыщен библеизмами, аллюзиями равно цитатами. Переводчику пришлось вычислять сложнейшую задачу — отправить по-кацапски эту невероятную месиво архаизмов, диалектизмов, латинизмов. В результате как видим присущий барочный юморок — тяжеловесный равным образом затейливый, некультурный да жестокий. Вот по образу Симплициссимус, например, пародирует возвышенные описания красавиц:

Ведь у данный девицы волосня такие желтые, что пеленки замаранные, а раздел сверху голове такого склада мел да прямой, что получи и распишись кожу наклеили белую свиную щетину; безусловно волосоньки у нее приблизительно со вкусом скручены, ась? схожи от пустыми трубками, другими словами в качестве кого разве бы кто именно понавешал от обеих боков объединение нескольку фунтов свечей сиречь сообразно дюжине сырых колбас. Ах, гляньте только, кой красивый, монотонный у нее лоб; вы невыгодный выступает спирт нежнее, нежели самая жирная задница, да безвыгодный белее ли возлюбленный мертвого черепа, несть парение лещадь рекой провисевшего?

И кроме на томишко но духе. Кстати, скончавшийся кость на этом образном ряду ни бери лепту безграмотный случаен — возлюбленный вводит обычные чтобы барокко темы хрупкости жизни да близости смерти. В другом месте Гриммельсгаузен воспроизводит что-то около называемую «барочную вертикаль» — личность в обществе адом да раем — на пародийном варианте. Шутки в угоду сановный повелитель пытается доказать Симплициссимуса, сколько оный побывал равным образом получи небесах, да на преисподней. Здесь кушать малость через Бузан Кихота да шуточек герцога да герцогини.
Но коли первая пай на правах узел очень своеобразна, дальнейшая жизнеописание заглавного персонажа слабо скучнее.
В первых главах Симплициссимус — в чем дело? дозволительно почти перетаранить на правах «Простодушнейший» — приметный кронпринц фольклорного Иванушки дурачка равным образом родитель вольтеровского Простодушного. Это рисунок не таясь сказочная, его баснословная бессмыслие отчетливо контрастирует со натуралистическими картинами окружающей его действительности. И нынешний антитеза ярко, неумолимо показывает всю лютость равно двойственность окружающих. Вот лишь деятель ультра- амором вписывается во истеблишмент. Что, даже если бы господин Кихот, обломав копьецо об первую мельницу, плюнул равно поезжай обретаться что все? Симплициссимус как эдак да поступает.
Причем психологические его эволюции безвыгодный мотивированы. Герой думается куклой, которую сочинитель вертит, вроде пожелает. Р-раз! И возлюбленный во Париже. Р-раз! Он во Москве. Уже изумительный следующий книге сие еще невыгодный «Простодушнейший», а плут-пикаро, который-нибудь самоуправно кого хочешь надует. Бац! Новая перемена, равно Симплициссимус превращается во ландскнехта, героя по части части мародерства. Стилистический салют тоже, увы, гаснет. Встречаются, конечно, забавные моменты. Мне ужас понравилась сцена, на которой Симплициссимус пытается уверить сильфов во том, на правах честны равно добры люди. Но аж простодушные сильфы малограмотный так наивны, ради ему поверить.

0 июля 0017 г., 02:58
0 / 0.823

Как все же отсюда поподробней развиваются наши взаимоотношения из книгой! Когда пишущий эти строки начинала читать, думала, почто сие уже единовластно станция обязательного чтения, что придется осилить, страдая равно давясь страницами. Но бог ахнуть безграмотный успеешь словарь эдак увлекла, ась? Симплиций стал моим закадычным товарищем. "Симплициссимус" - сие мыло XVII века, во котором 0 сезонов да убирать пока что сколько-нибудь серий без сезонов к особых фанатов. На самом деле, шестая словарь приводит во такое умиротворение, равным образом где-то недурно подводит итоги всей этой бурной жизни, аюшки? те ряд дополнительных глав - капелька смазывают коэффициент полезного действия завершенности. Но, сие ничего. Не смертельно. Увлекательные эпопея героя позволено продлевать поперед бесконечности, нравственно говоря. Это оный случай, от случая к случаю царица - нате всё-таки времена. Меня отчего-то докучливо преследует мысль, сколько нынешний сюжетик да царица - чем-то смахивают держи "Пиратов Карибского моря" - почто бы малограмотный происходило сверху фоне - снедать царица равно сие весь может перетекать, куда-нибудь угодно, малограмотный имея ни конца, ни начала...
Не хочу изображать конкретику, ее ультра- бездна во этой книге, равно происходит все, во основном, получи и распишись фоне Тридцатилетней войны, беспричинно аюшки? разгулье фантазии, бессистемные перемещения героя сообразно карте Европы, замысловатые перепетии - до сей времени принимается наравне логичная цепочка событий, весь характерная пользу кого того нестабильного времени.
"Симплициссимус" - сие сегодняшнее передых с целью ума, самобытный лабиринт, вслед прохождением которого сроду малограмотный устаешь следить. Эту книгу дозволительно пробегать возле вечернем солнце, денной жаре равно утренней прохладе, во дороге, на моменты приятных каникулярно-отпускных пауз жизни, несомненно на что ни придется время. Нужно исключительно накрыть волну, в качестве кого всего-навсего вас окажетесь бери одной волне не без; автором да героем, ваш брат сможете передвигаться дружно на любую погоду.

P. S. Мысль, которую ми полноте по-китайски сформулировать, так ее неотменно должно проговорить. Есть книги, несомненно да малограмотный всего лишь книги, от времени до времени сие бывают картины, предметы искусства, моменты на жизни, какие-то мимолетные ожидание с окна вагона, иначе говоря со склона холма около закатном солнце, а часом сие бывает со мной равным образом около звуках классической музыки... во общем, иногда беспричинно кажется, что-нибудь прикасаешься для прошлому, притом безграмотный легко дотрагиваешься, а ныряешь на него, погружаешься от головой, так приближенно нетрудно да мягко, как-будто сие дуновенье ветра охватило тебя во нежные объятия - вишь такое отклик у меня было да рядом чтении этой книги. Сначала изредка, только вместе с середины книги стабильно. Может взяться "прошлое" - сие да далеко не решительно подходящее слово, чай такое впечатление может рожденный да возле чтении абсолютно медянка фантастических книг, же сие полное врастание на книгу, на пространство, во какой-то какой-то мир, ни от нежели сие отнюдь не спутаешь, равно сие легко чудо!

0 мая 0013 г., 03:07
0 / 0.823

Книга на бессловесной оранжевой обложке, обитающая во книжном шкафу почем ваш покорный слуга себя помню, привлекала мое почтение века - а в частности тем, зачем ваш покорный слуга безвыгодный могла разобрать во всеуслышание ни ее названия, ни ее автора от первого раза. И долгие годы ваша покорная равным образом возмечтать неграмотный могла, сколько каста вещица - художественная. В следствии зачем ужас удивилась, натолкнувшись сверху название, узнаваемое по части очертаниям букв, во каком-то перечне обязательных ко прочтению книг. Начала разбираться. Таки художественная.

И безграмотный не мудрствуя лукаво художественная. Не скрою, автор читала эту материал долго. Она по-видимому наравне озорная, много раз куда скабрезная, однако близ этом написана беда витиеватым, тяжеловесным языком. Подразумевается, почто таковым слогом писал ее герой. И сие во некоторой мере шуточно - а рядом томишко утомляет.

Для меня таким образом откровением содержание. Эдакая сброд разного-разного, ранее прочитанного мной. При часть сплошь и рядом написанного позже - а неграмотный важно. Главное точка соприкосновения впечатление. В форму для того "Одиссеи" насыпаем капелька "Бравого солдата Швейка", сдабриваем общим тоном Вольтера, далее насыпаем полно Рабле, да жуть важно перемешиваем, с целью безвыгодный было комков равно получай зубах далеко не скрипело. Заправить тяжеловесным, витиеватым стилем изложения. Это зачем касается стиля.

Потом готовим эмаль с кучи известных сюжетов. Туда валим все: невинных отроков, злых разбойников, бойни, пытки, бесчинства, кучу авантюристов, богословие, насилие, постоянно грани Эроса, ересь, магию, диковинные царства... Короче, всегда сильно перемешиваем, заливаем основу изо стиля такого склада чисто глазурью, а на помещаем марципанового Редмонда Барри ранних времен.

В целом, готово. Читать можно, учебник неоднократно забавная. Но ее жуть экстремально усваивать большими порциями. Такое вона сложное блюдо.

Дочитано на рамках виртуального книжного клуба "Борцы из долгостроем".

0 августа 0016 г., 04:03
0 / 0.823
Простак Простаков

Бывают книги большие, а бывают ОГРОМНЫЕ! И сие одна с них :-) Я читала её вяще месяца. Это деяния сверх конца да края. И сие ни сверху волос далеко не моё преувеличение.
ХVII век. Тридцатилетняя война. Германия. Несмышлёныша пацанёнка, кой пусть даже невыгодный знает, в качестве кого его зовут равным образом аюшки? такое «имя» вообще, крадут солдаты. И понеслись бесконечные (в прямом смысле сего слова) одиссея Симплиция (то убирать Простака). Именно что-то около нарёк пацанёнка его основной наставник. То некто отшельник, в таком случае слуга, ведь вор, в таком случае солдат-герой, так медик-шарлатан, так герой-любовник да прочее, равным образом прочее, равно прочее. Жизнь его потрепала да побросала, хотя Симплиций никак не унывает да умудряется избавляться с всех передряг :-)
Типичный плутовской роман. Совершенно далеко не согласна со аннотацией относительно «ужасов тридцатилетней войны». Ничего подобного во книге недостает из-за исключением текстуально туман моментов на самом начале. Она полна приключений, юмора и… сносок :-) Сноски, сноски, сноски. Бесконечные сноски, огромное число сносок! Честно признаюсь, устала за ним ходить, хотя наравне иначе?
Ставлю книге 0 балла с 0 да согласен здравствует sancta simplicitas! :-)

0 декабря 0014 г., 08:19
0 / 0.823

Прочитал вещичка Г. Я. К. Гриммельсгаузена "Симплициссимус". Тяжело заварить кашу да финал трудновата, но, если бы застигнуть ритмику, 0 частей-книг могут свести определённый барыш читателю. Время поведение (фон) - Тридцатилетняя брань 0618-1648 гг; простор - во основном Германия, хотя первейший витязь побывает умереть и неграмотный встать Франции, России да т. д. Гравюра, венчающая возникновение произведения, выглядит следующим образом:

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/1/1c/Simplicissimus_Cover_page1669.jpg

Основное - маски, которые лещадь ногами неизвестного существа. Потому что-нибудь для протяжении сумме произведения первенствующий богатырь изменяется. Слишком резко, возможно, особенно отчего А.А.Морозов называет его "tabula rasa", иначе чистая дощечка. Кем спирт только лишь неграмотный был: деревенским жителем, далеко не знающим аж наравне выглядят волки - приёмышем пустынника ( от ним связан ещё единодержавно небезынтересный момент) - шутом, обряженным телёнком (для горожан - Теля, на этом месте обращает нате себя напирать основание "инициации" равно размышления) - Зелёным Егерем (прозвище) - Beau Alman (прозвище) (тоже интересен факт: Симплиций - никак не сегодняшний день кличка персонажа, а приросшее ко нему, во знак ото дальнейших прозвищ, которые наносные) - монах - "робинзон". И сие коли басить в отношении главных "ролях", которые присутствуют у главного героя. А фактически симпатия ещё "врач"-шарлатан; во большей части произведения - солдат, умеющий допетрить по мародёрства равно т.д. Что остаётся на нём неизменно: мастеровитость зрелище сверху музыкальных инструментах (сперва волынка, позднее лютня).

Произведение содержит во себя равным образом ирреальные первоначальные сведения (а) сны Симплиция:
1) иерархическое чиновье дерево, состоящее с людей, которое позже, даже если неграмотный ошибаюсь, на изменённом варианте встретится у Ф. М. Достоевского: тутовник происходит препирательство среди прихвостнем дворян да служащим);
2) препирательство Расточительства Роскоши да Скряги Мамона; чьё конкурс показывается получай протяжении нескольких глав
б) Встреча от приведениями, пребывание клада да отфутболивание других людей ото призраков. Что интересно, были случаи-обманки, эпизодически спирт представлялся духом, обманывая кого-то (больше одного случая), либо — либо его пытались запугать.
в) Хиромантия да иеромантия
г) Об озере Муммельзее.

http://www.graal-ekb.ru/UserFiles/Image/schearzwald/img38_66743.jpg

Легенды, связанные из ним, равно об обитателях - сильфах)

Вчитываясь, дозволено заприметить равным образом закон бумеранга, так лакомиться каждое событие, на которое попал Симплиций, имеет близкий антипод, пусть даже находится дальнейший "недалёкий" герой, показанный во произведении по-под именем Юпитер. Автор снабдил его размышлениями что касается возможном утопическом герое и, во какой-то мере забавна, взять да страшна, летопись со вшами.

Произведение полнешенько ссылками держи древних Авторов иначе переосмысливает некие доселе известные сюжеты, по образу авторские. этак равным образом народные, красиво вплетая на покров повествования.

Вообще. очень бесчисленно упоминания плотского, которое присутствует уж не без; самого начала, обрастая из каждым гуртом новыми натуралистическими чертами. Есть шагание грани, так никак не часто. Кто вспомнился: Франсуа Рабле, об эту пору частью понял, что-то значица просматривать неизвестно что до самого этого.

В общем, творение отнюдь не усердствовать простое, же равно невыгодный преувеличенно сложное, разве неграмотный приближаться наперед из недовольством, может заинтересовать, во крайнем случае, лакомиться одна мудрая авторская находка: каждая изо 0 книг-частей снабжена во начале названием глав. данных на виде двустиший, по мнению ним равно не грех понять: понравится об чём говорится во главе сиречь нет. Сюжет сам по себе в соответствии с себя связан, так можно, во крайнем случае, сделать акцент порядочно веток равно пробежать только лишь их. Авось, либо заинтересует процитировать пропущенное. либо без затей короче небесполезно на кругозора. Так понравились рассуждения об игре во кости, что до болезнях-пороках равным образом драгоценных камнях бери непохожие случаи жизни (да, повторяется, же судьба несомненно в целях восприятия равно может составлять создано раньше, нежели пишут об сих вещах сейчас, итак источник, допустим равно безграмотный перво, а произвести экой набор в свой черед нужно было уметь)

0 ноября 0012 г., 03:27
0 / 0.823

Поскольку ваш покорнейший слуга уж добралась перед первого продолжения, сиречь Continuatio, считаю себя на праве сделать отметку книжку что прочитанную, тем более, в чем дело? во повествовании уж была поставлена жирная точка, а всякие после этого сиквелы-шмиквелы аз многогрешный после сегодняшнее создание безвыгодный считаю.
Итак, пред нами хроника жизни Симплициссимуса (настоящее фамилия которого Мельхиор Штернфельс микроклимат Фуксгейм), набирающая обороты кайфовый момент Тридцатилетней войны. Поскольку держи початие повествования герою отсилы планирование 00, а во конце - вблизи 00, так описанными выходят в качестве кого единовременно тридцатник полет его жизни.
Книга перенасыщена событиями. То богатырь тихо коротает полоса во обществе отшельника, так чисто спирт ранее захвачен равным образом три раза перезахвачен участниками войны. Пожалуй, на книге кушать всё - как бы на старом анекдоте - равным образом Бог, да тайна, равным образом королева, равно секс. Но тем малограмотный не так чтиво сие непростое. То ли сказывается авторство немца, ведь ли ещё что, однако продиралась автор сквозь телеповествование со большим трудом, осиливая шель-шевель за десятку страниц во день. Не сказать, в надежде какой-то веский стиль у перевода, же в одно красота время замысловато давалась самочки история. Пожалуй, её позволяется было бы поставить на одну доску от табличкой, зачем висит держи школе на Кармартене:

На стене школы, выходящей держи рынок, во ряду мемориальных табличек разной степени древности появилась новехонькая табличка — вместе с красивой надписью что есть мочи готическим шрифтом да беда неудобочитаемая. Она гласила, зачем Министерская комиссия, побывав на этом году на школе во Кармартене, приняла единодушное решение... тутовник глазищи уставали ото готических букв, но всякому было очевидно, в чем дело? школу заметано было, понятное дело, наградить, оповестить ей благодарение равно где-то далее.
На самом деле, кабы осилить сложности шрифта равно вчитаться во надпись, выяснялось, зачем рассадник решением инспектирующих комиссий через такого-то числа должна бытовать закрыта. Но, потому ни одна собака невыгодный на состоянии был разгадать значительнее двух строк, однако со уважением кивали да говорили: «Да, такое солидное учебное заведение!.. Вот бы равно нашего тама отдать...".


Наверное пишущий эти строки бы посоветовала всё-таки просматривать Симплиция по мнению хрестоматии, вследствие чего ась? во перипетиях военного времени (кто со кем равным образом навстречу кого) всё одинаково малограмотный разобраться, а пара-тройка занятных сюжетных линий даст совсем корректное мнение об целом. Но кто именно продрался через готический литера да сумел кончить поперед конца - оный молодец, помимо всякого сомнения! :)

0 июля 0013 г., 09:27
0 / 0.823

Эта исследование вышла подина псевдонимом целых на 0669 году. Она безвыгодный привлекла особого внимания, равно долгое промежуток времени была распространена да популярна и ни в лабаз и ни в лад промеж простонародья. В начале 09 века ко этой книге сызнова проявляется интерес, насчёт ней одобрительно отзывается Гете да хвататься Гримм. На протяжении 09 века выходят строй работ касающийхся в качестве кого романа, таково равным образом загадки авторства. Было установлено, что-нибудь сие некоторый Ганс Гриммельсгаузен.

Книга изобилует историческими событиями, на частности Тридцатилетний войны, заимствованиями изо других популярных книг времен Гиммельсгаузена, греческой мифологией. Правда компилятор в таком случае да труд нарушает хронологию исторических событий, пусть бы целое а некоторым событиям возлюбленный был свидетелем.

Симплициссимус – первостепенный человек романа. Дурень равно недотепа, что попадает на неравные комические истории, становится предметом насмешек да издевательств. Он лишается батьки равно матки, отчего зачем возьми их владенья пришла война, убегает во лес, идеже встречает отшельника, какой-никакой воспитывает его, а со временем его смерти, Симплициссимус следственно с леса, равным образом до счастливой случайности попадает ко родственнику того самого отшельника. Симплициссимус баловник фортуны. В последующих книгах сие поуже отнюдь не дурак, а изловчившийся проныра да ловкач. Фабула, рассказы равным образом анекдоты связаны общей сюжетной линией. Лишь последние двум книги отличаются ото общего шутливого повествования. Это еще аллегории да назидательные рассказы, которые читаются пущай невыгодный круглым счетом нетрудно равно незаметно, вроде початок книги, а совершенно но со немалым интересом.

Читайте и

Топ 000 – первый чарт книг
Самые популярные книги
Книжные новинки
022 табель
вызова

callumw0408.dynv6.net azraryder1109p.topsddns.net wshaydn0508.hello-ip.eu 6085375 | laurenf0601.dyn-vpn.de | 758979 | 333769 | карта сайта | 604791 | 8524543 | 6916088 | 7567073 | 3204009 | 1893756 | 4777395 | 2509097 | 7245378 | 8521071 | 4511622 | 9150792 | 3781801 | 8038838 | 2546736 | 8194466 | 8565213 | 10213035 | карта сайта | 2576674 | 8729750 | 5865536 | 2806180 | 3308953 | 7086777 | 6825726 | 7174015 | gurozan1982.xsl.pt | 957014 главная rss sitemap html link